Они за­би­ра­ют на­ши жиз­ни

Пе­ред ли­цом Же­ны ав­тор се­го про­из­ве­де­ния за­яв­ля­ет,
что не раз­де­ля­ет от­ра­жён­ную в тек­сте точ­ку зре­ния.

Гла­ва 1

Ве­сен­нее сол­ныш­ко ве­се­ло све­тит, со­гре­вая сво­и­ми лу­ча­ми рас­пус­каю­щие­ся ли­стья. По­всю­ду ще­бе­чут пти­цы. Ото­шёл от зим­ней спяч­ки и наш ге­рой Ва­ся. Вот он, с дру­зья­ми пьёт пи­во у подъ­ез­да. Се­год­ня они со­бра­лись втро­ём об­су­дить на­сущ­ные во­про­сы и, ко­неч­но же, де­ву­шек. Прав­да, по­на­ча­лу их не­мно­го сму­щал гроб, сто­яв­ший у подъ­ез­да на двух та­бу­рет­ках. Но гроб был пуст, а они бы­ли ещё столь мо­ло­ды, по­это­му вско­ре пе­ре­ста­ли его за­ме­чать.

Де­вуш­ки... Все эти не­смыш­лё­ные со­зда­ния долж­ны быть не­пре­мен­но за­во­ё­ва­ны... и по­ра­бо­ще­ны. А вот, кста­ти, и од­на из них. Длин­но­но­гая кра­сот­ка с дву­мя боль­ши­ми сум­ка­ми шла пря­мо к пар­ням в ру­ки. Ви­ди­мо, ей тя­же­ло од­ной. Все­не­пре­мен­но нуж­но по­мочь во всех от­но­ше­ни­ях!
— Ре­бя­та! — опе­ре­ди­ла их де­вуш­ка — По­мо­ги­те сум­ки за­не­сти. Пе­ре­ез­жаю в но­вую квар­ти­ру.

Ва­ся с дру­гом на­хо­ди­лись бли­же все­го; они мет­ну­лись к де­вуш­ке, но Ва­си­лий был силь­нее и вы­нос­ли­вее, по­это­му ока­зал­ся на не­сколь­ко сан­ти­мет­ров впе­ре­ди, и друг услуж­ли­во от­сту­пил.

Де­вуш­ка во­шла в лифт, Ва­ся за­нёс сум­ки. Она на­жа­ла на кноп­ку но­мер пять. «Смот­ри-ка, — по­ду­мал Ва­си­лий — она бу­дет жить на од­ном эта­же со мной!». Ко­гда они вы­шли из лиф­та, де­вуш­ка по­до­шла к две­ри Ва­си­ной квар­ти­ры. «За­бы­ла, где жи­вёт, бед­няж­ка. — ду­мал он — На­вер­ное, эта­жом ошиб­лась, или да­же подъ­ез­дом... Нуж­но при­гла­сить её к се­бе... Ну, до то­го вре­ме­ни, по­ка она не вспом­нит...». По­ка Ва­ся раз­мыш­лял, как по­мочь де­вуш­ке, она от­кры­ла дверь сво­им клю­чом и уве­рен­но во­шла внутрь...

Гла­ва 2

Секс был пре­вос­хо­ден. Они разо­мкну­ли свои объ­я­тья, что­бы от­ды­шать­ся. «А она уме­ет быть бла­го­дар­ной!» — ду­мал Ва­си­лий, на­сла­жда­ясь мо­мен­том. По­ка он раз­ду­мы­вал о сво­их даль­ней­ших пла­нах, де­вуш­ка вста­ла и на­ча­ла рас­па­ко­вы­вать свои сум­ки.
— Я долж­на ска­зать те­бе кое-что. — на­ча­ла она из­да­ле­ка — У нас бу­дет ре­бё­нок.
Ост­рая дей­стви­тель­ность вмиг рас­ко­ло­ла мир Ва­си­ных меч­та­ний, вы­рва­ла из не­го брен­ное Ва­си­но те­ло, и по­са­ди­ла на кро­вать.
— Что?! — пе­ре­спро­сил он — Это­го не мо­жет быть... Это... не мо­жет быть мой ре­бё­нок.
— Да? А пом­нишь, как мы с то­бой то­гда... в пер­вый раз...
— Ко­гда «то­гда»?!
— Ну то­гда, ко­гда ты по­мог мне за­не­сти сум­ки к нам в квар­ти­ру. Всё схо­дит­ся.
По­пыт­ка свя­зать про­стран­ство и вре­мя не уда­лась Ва­си­но­му моз­гу. Ва­ся вско­чил и мет­нул­ся к вход­ной две­ри. Но он был го­лый. Безуслов­но, в та­ком ви­де вы­хо­дить на ули­цу бы­ло нель­зя. То­гда он под­бе­жал к шка­фу, в ко­то­ром хра­нил свою одеж­ду. От­крыв его, Ва­ся оста­но­вил­ся в не­до­уме­нии, — вся одеж­да бы­ла раз­ло­же­на ина­че. Нос­ки в от­дель­ном ящич­ке; вот фут­бол­ки, ак­ку­рат­но сло­жен­ные в стоп­ку; все ру­баш­ки вы­гла­же­ны и ров­но раз­ве­ша­ны... В об­щем, най­ти что-ли­бо бы­ло со­вер­шен­но не­воз­мож­но.

По­ка Ва­ся удив­лён­но смот­рел в шкаф, де­вуш­ка по­до­шла, и ста­ла де­ло­ви­то до­ста­вать от­ту­да ве­щи:
— Одень брю­ки и пи­джак. У нас се­год­ня сва­дьба. Или... ты за­был, как все­гда?.. Меж­ду про­чим, у ме­ня в лю­бой мо­мент мо­гут на­чать­ся ро­ды, по­это­му со­труд­ни­ки ЗАГСа рас­пи­шат нас на до­му. На­зы­ва­ет­ся «вы­езд­ная ре­ги­стра­ция». Но это не зна­чит, что ты дол­жен вы­гля­деть, как обе­зья­на!
Ва­ся су­до­рож­но на­дел вы­дан­ную ему одеж­ду и по­бе­жал к вход­ной две­ри. Рас­пах­нув её, он уви­дел двух улы­баю­щих­ся жен­щин.
— Смот­ри, как бу­ду­щий муж вол­ну­ет­ся, — ска­за­ла од­на из них — мы и в дверь по­зво­нить не успе­ли, а он уже на по­ро­ге!

Це­ре­мо­ния бы­ла ко­рот­кой. Ва­ся рас­пи­сал­ся в ка­ких-то бу­маж­ках, для ви­да по­це­ло­вал же­ну, до­ждал­ся, по­ка все уй­дут, и то­же на­пра­вил­ся к вы­хо­ду.

— Где ро­же­ни­ца?!! — за­кри­ча­ли два во­рвав­ших­ся вра­ча ско­рой по­мо­щи — Ко­гда схват­ки на­ча­лись?
— Да уже час, как идут! — кри­ча­ла жен­щи­на — Где вас чер­ти но­сят?!
— В проб­ке сто­я­ли... А вы ку­да?! — врач удив­лён­но схва­тил за ру­ку по­пы­тав­ше­го­ся бы­ло уй­ти Ва­сю — Нам по­на­до­бит­ся ва­ша по­мощь.

На­ко­нец, ро­ды за­кон­чи­лись. Вра­чи ушли. Же­на дре­ма­ла на ди­ва­не, ре­бё­нок спал в кро­ва­ти.

На­сту­пи­ла пол­ная, дол­го­ждан­ная ти­ши­на. Ва­си­лий си­дел в крес­ле. Он был вы­жат, как ли­мон. Че­рез не­ко­то­рое вре­мя он с тру­дом встал и по­плёл­ся к вы­хо­ду. Глу­бо­ко вздох­нув, Ва­си­лий от­крыл дверь, что­бы, на­ко­нец, на­все­гда уй­ти от­сю­да. Хо­тя это ре­ше­ние да­лось ему не­лег­ко — ему бы­ло со­вер­шен­но не­ку­да ид­ти — но так про­дол­жать­ся боль­ше не мог­ло.
— Ухо­дишь? — ти­хо спро­си­ла же­на.
— Да.
— И ты вот так оста­вишь нас с ре­бён­ком? — ска­за­ла она чуть гром­че.
— Да. Остав­лю.
— Ах ты сво­лочь! Все вы му­жи­ки оди­на­ко­вые! Да ко­му ты ну­жен в тво­ём-то воз­расте?! Ты, во­об­ще, зар­пла­ту ко­гда по­след­ний раз до­мой при­но­сил? Что? Не пом­нишь?! А ты во­об­ще пом­нишь, как ме­ня зо­вут-то?!

Ва­си­лий не пом­нил, как зо­вут его же­ну. Ему да­же по­ка­за­лось, что он ни­ко­гда это­го не знал. Он вы­шел на ле­ст­нич­ную пло­щад­ку и стал ждать лиф­та. Лифт всё не шёл. Же­на про­дол­жа­ла кри­чать, стоя в двер­ном про­ёме:
— Ухо­дишь, зна­чит?! Ну и ухо­ди! Гла­за-б мои те­бя не ви­де­ли! Вот толь­ко му­сор вы­не­си, и ухо­ди! И внуч­ку в шко­лу от­ве­ди, а по­том ва­ли хоть на все че­ты­ре сто́роны!!

Жен­щи­на на се­кун­ду за­бе­жа­ла в квар­ти­ру, вы­ве­ла внуч­ку с порт­фе­лем и вы­нес­ла му­сор­ное вед­ро. Вед­ро она су­ну­ла Ва­си­лию в пра­вую ру­ку, ру­ку внуч­ки вло­жи­ла в ле­вую. Он посмот­рел на вед­ро, за­тем на де­воч­ку. Он смот­рел на неё так, как буд­то ви­дел впер­вые. Де­воч­ка сму­щён­но опу­сти­ла взгляд. В ужа­се он раз­жал ру­ки и бро­сил­ся вниз по ле­ст­ни­це.
— Де­душ­ка! — крик­ну­ла вслед внуч­ка.

Ва­си­лий не слу­шал. Он что есть си­лы бе­жал вниз. Хо­тя... ку­да там бе­жал. Он шёл, сту­пень­ка за сту­пень­кой. Арт­рит при­чи­нял боль при каж­дом дви­же­нии, мыш­цы не слу­ша­лись. Из-за ослаб­лен­но­го серд­ца он за­ды­хал­ся. Но его во­ля бы­ла не­по­ко­ле­би­ма...

Гла­ва 3

Спа­са­ясь от лет­не­го зноя, двое мо­ло­дых лю­дей си­де­ли на ска­мей­ке в те­ни де­ре­ва, по­пи­вая хо­лод­ное пив­ко. Им бы­ло ве­се­ло, и да­же сто­яв­ший не­по­да­лё­ку гроб не сму­щал их — ведь они столь мо­ло­ды!

Тем вре­ме­нем дрях­лый, не­мощ­ный ста­ри­чок вы­шел из подъ­ез­да. Щу­рясь от яр­ко­го све­та он посмот­рел во­круг. Ка­за­лось, ни­че­го не из­ме­ни­лось во дво­ре за дол­гие го­ды.
— Де­душ­ка! — до­гна­ла его внуч­ка — Я со­би­ра­юсь за­муж.
— И кто же этот «счаст­лив­чик»? — спро­сил Ва­си­лий.
— Да вот, Сергей.
С эти­ми сло­ва­ми внуч­ка под­бе­жа­ла к мо­ло­дым лю­дям, пив­шим пи­во, схва­ти­ла ко­го-то из них за ру­ку, и по­ве­ла в подъ­езд. Край­няя сте­пень удив­ле­ния не поз­во­ли­ла пар­ню со­про­тив­лять­ся. Дед со­чув­ствен­но про­во­дил их взгля­дом. Од­на­ко он за­ме­тил, что по­сле мо­ло­до­го че­ло­ве­ка оста­лась бу­тыл­ка пи­ва, ко­то­рую тот толь­ко-толь­ко успел от­крыть. «А что, ес­ли...» — по­ду­мал он, и на­пра­вил­ся к ска­мье.
— Ва­си­лий! — оклик­ну­ла его ста­ру­ха-же­на — Те­бе по­ра.
Он обер­нул­ся. Же­на сто­я­ла у гро­ба. Она про­дол­жи­ла:
— Ты всю жизнь ку­да-то спе­шил, а успел лишь на соб­ствен­ные по­хо­ро­ны.
— У ме­ня ещё есть не­мно­го вре­ме­ни. — от­ве­тил он.
Опи­ра­ясь на па­лоч­ку, Ва­си­лий по­до­шёл к ска­мье и про­вор­но схва­тил бу­тыл­ку пи­ва.
— Дед, ты че­го! — не­до­умён­но вос­клик­нул остав­ший­ся па­рень — Это Се­рё­ги­на бу­тыл­ка, он сей­час вер­нёт­ся и вы­пьет.
Ва­си­лий вы­пил пи­во од­ним зал­пом. Ис­кра сча­стья за­жглась в его гла­зах.
— Он не вер­нёт­ся. — от­ве­тил Ва­си­лий.
— С че­го ты взял?
— Они... Они за­би­ра­ют на­ши жиз­ни... — ти­хо ска­зал ста­рик, и бе­реж­но по­ло­жил пу­стую бу­тыл­ку на ска­мью.

За­клю­че­ние

Осень. Сы­рой хо­лод­ный ве­тер сви­стит в пе­ре­ул­ках, но­ся по­жух­лые ли­стья. В лу­жах от­ра­жа­ют­ся чёр­ные кри­вые вет­ки го­лых де­ре­вьев. У подъ­ез­да си­дят ба­буль­ки, мол­ча вспо­ми­ная со­бы­тия ушед­ших дней. Три пу­стых, гряз­ных бу­тыл­ки ле­жат на ла­воч­ке так, как буд­то они ва­ля­ют­ся там уже мно­го лет.
— Вот пар­ни ка­кие по­шли. — на­ча­ла од­на ста­ру­ха — Вон, бу­тыл­ки по­бро­са­ли, и разо­шлись. Не­бось, по дев­кам раз­бе­жа­лись.
— А дев­ки-то сей­час ка­кие... — про­дол­жи­ла вто­рая — Смот­реть про­тив­но. Толь­ко од­ни гуль­ки на уме.
— Да... — под­хва­ти­ла тре­тья — В на­ше вре­мя всё бы­ло со­всем по-дру­го­му. И де­вуш­ки, и пар­ни... Ах, ка­кие бы­ли пар­ни! Цар­ствие им не­бес­ное...

11 отзывов на рассказ

Ин­те­рес­ный рас­ска­зик, по­нра­вил­ся.
Но, ду­маю, что его лег­ко мож­но вы­вер­нуть на­изнан­ку.
Дай уга­даю. Ты — жен­щи­на. Один мой друг ска­зал: «Они за­би­ра­ют на­ши жиз­ни, мы за­би­ра­ем их жиз­ни. Вся на­ша жизнь — бар­тер.»
За­чем так груст­но, Ан­тон?
Ни­кто ни у ко­го не от­би­ра­ет жизнь, мы са­ми ее от­да­ем, ко­гда улы­ба­ем­ся друг дру­гу в пер­вый раз, ко­гда идем ря­дом за ру­ку, ко­гда го­во­рим в загсе «да».
Уве­рен, что ко­гда мы дер­жим друг дру­га за ру­ку, и да­же ко­гда же­ним­ся, каж­дый из нас в тай­не счи­та­ет, что оста­нет­ся при сво­ём; что бе­рёт, а не от­да­ёт.
Мо­жет быть, я та­кой не стан­дарт­ный че­ло­век, что мне все­гда ка­жет­ся, что я от­даю, от­даю за пра­во ко­гда-ни­будь взять, ко­то­рым я ни­ко­гда не вос­поль­зу­юсь.
Очень не­обыч­но. По­нра­вил­ся.
Вы за­ме­ча­тель­но на­пи­са­ли этот рас­сказ! У Вас та­лант! Бы­ло очень ин­те­рес­но чи­тать. =) В «рас­пи­шат»-оче­пят­ка.
buy online doxycycline
Purchase ireland for once daily use price nolvadex gives me back pain dosage in pulmonary.
buy phenergan
Buy Suhagra

Оставить отзыв

Жёлтые поля обязательны к заполнению

   

Можете использовать теги <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong> <pre lang=""> <div class=""> <span class=""> <br>